Сканави Александр Николаевич (1915–2001)

0
457

Александр Николаевич Сканави — профессор, кандидат технических наук, основоположник теории центрального отопления, автор ряда учебников, признанных на мировом уровне, автор и разработчик типовых учебных программ по курсу «Отопление».

О роде Сканави

Сканави, Порай-Кошиц и Скараманга — в роду у Александра Николаевича сплошь люди с русскими именами и непривычными фамилиями. А объясняется этот факт весьма просто: род ученого имеет греческие корни.

Фамилия Сканави знакома, пожалуй, каждому абитуриенту — дело в том, что двоюродный брат Александра Николаевича, Марк Иванович Сканави, является автором известного задачника по математике для поступающих в вузы. Другие представители рода Сканави также связаны с наукой и преподавательской деятельностью.

Бабушка Александра Николаевича знала пять языков и преподавала сразу три предмета. Мать — кандидат медицинских наук, дядя — профессор Политехнического института и скрипач, тетя — преподаватель Варшавского университета, вторая тетя — преподаватель Бакинской консерватории.

Родная сестра А. Н. Сканави, М. Н. Сканави, — доктор искусствоведения. Среди его двоюродных братьев, помимо уже названного математика М. И. Сканави, — профессор МГУ, физик Г. И. Сканави, известный греческий и французский архитектор Г. Кандилис, физик, профессор, лауреат Ленинской премии Е. А. Порай-Кошиц, химик, профессор Б. А. Порай-Кошиц, кристаллохимик, член-корреспондент Академии наук М. А. Порай-Кошиц.

Род Сканави нельзя назвать иначе, как фантастическим. Каждый его представитель — достойнейшая личность, внесшая огромный вклад в развитие науки и общества.

Мать и отец

Мать Александра Николаевича, Елена Евгеньевна Порай-Кошиц, в молодости осталась без родителей и жила под присмотром брата, будущего академика и лауреата Государственной премии Александра Евгеньевича Порай-Кошица. Она прожила долгую жизнь, была врачом-психиатром, кандидатом медицинских наук.

Отец, Николай Александрович Сканави, был старшим и самым любимым сыном в большой семье Александрины Ивановны Сканави (в девичестве Скараманга) и Александра Александровича Сканави. У них было 11 детей, 3 умерли в младенчестве, выжили 8. Отец семейства рано ушел из жизни, и воспитание всех 8 детей легло на плечи Александрины Ивановны. Значительную помощь и поддержку ей оказывал брат, Жорж (Георгий Иванович) Скараманга.

Отцу А. Н. Сканави досталась нелегкая судьба. В 14 лет он пережил туберкулез горла, в 16 остался без отца, но еще более тяжкие испытания выпали ему в зрелые годы: в 48 лет его арестовали. Он работал в Госбанке, тогдашний председатель правления которого, выгораживая себя, подставлял подчиненных: «У меня же целое гнездо вредителей — дореволюционных спецов!» Н. А. Сканави запугивали, били, выбивая нужные показания, а в 1931 году приговорили к расстрелу.

В своей книге «Мой отец» сестра А. Н. Сканави Марианна описывает этот период жизни:

«Однажды, в середине 1931 года, нас с мамой и братом вызвали в тюрьму — прощаться с папой. Его приговорили к расстрелу. Никогда не забуду, как мы увидели нашего отца, стоящего за далекой решеткой в грязной белой рубашке, худого, небритого, заросшего седой щетиной. Я могла только бормотать: „Папа, папа, папочка…“ — и слезы стекали у меня по щекам».

Расстрел не состоялся — вместо этого Н. А. Сканави был отправлен в БАМЛАГ, заключенные которого трудились на строительстве Байкало-Амурской магистрали. Спустя 5 лет, исключительно благодаря добросовестному труду, он был освобожден, но вскоре арестован еще на год. Вернуться в Москву и стать полноценным гражданином он смог только после реабилитации — через 20 лет после освобождения и всего за 7 лет до обнаружения рака, в результате унесшего его жизнь.

Первые шаги

Детство Александра Николаевича Сканави, родившегося 6 июня 1915 года, пришлось на период Гражданской войны. С младшей сестрой и друзьями он играл найденными во дворе пулями, гулял по Бульварному кольцу, катался на санках по спуску от храма Христа Спасителя до самой Москвы-реки.

В 1930 году, после окончания школы-семилетки, А. Н. Сканави поступил в строительный техникум Моссовета, который в 1934 году окончил с отличием. Работал в тресте «Сантехпроект» — сначала в должности техника, потом старшего техника и, наконец, исполняющего обязанности инженера. Наиболее заметным проектом, в котором в то время принимал участие А. Н. Сканави, была реконструкция автозавода имени И. В. Сталина, сейчас известного как ЗИЛ.

В сентябре 1936 года Александр Николаевич поступил в Московский инженерно-строительный институт (МИСИ), в 1940 году вошел в число Сталинских стипендиатов. Защита дипломного проекта выпала на июнь 1941 года — ровно на дни, когда началась война.

Военные годы

В период с 1941 по 1946 год А. Н. Сканави полностью посвятил себя защите Родины и работам, имеющим военное значение. В 1941 году он принимал участие в возведении полевых оборонительных сооружений возле Москвы, Ельни, Вязьмы, Сасова. В феврале 1942 года был назначен в Главное управление аэродромного строительства (ГУАС) НКВД. Потом работал прорабом на строительстве военного аэродрома в Ряжске, принимал участие в обслуживании базировавшегося там впоследствии полка бомбардировочной авиации.

Однажды позвонила хозяйка дома в Тамбове, где жил отец А. Н. Сканави:

— Николая Александровича засыпало под бомбежкой — обрушился дом, где он работал. Сейчас его с трудом откопали и увезли в больницу.

Александр Николаевич примчался из Ряжска в Тамбов и застал отца в тяжелом состоянии. Как выяснилось, его спасли часы, память о рано умершем отце (дедушке А. Н. Сканави). В момент бомбежки часы лежали в нагрудном кармане. Крышка часов прогнулась от удара острого обломка, но спасла сердце.

В 1943–1946 годах А. Н. Сканави участвовал в строительстве нефтеперерабатывающего завода в городе Гурьеве, который относился к Казахской ССР и был расположен в 30 километрах от Каспийского моря (ныне город Атырау в Казахстане и соответственно Атырауский нефтеперерабатывающий завод). Когда отец пришел провожать сына на вокзал, тот в последний момент втащил его в вагон. Позже выяснилось, что А. Н. Сканави заранее договорился о том, что хочет взять с собой на стройку отца, так как там была работа и по его части. В Гурьеве они прожили вместе 2 года, периодически отправляя родным в Москву посылки с черной каспийской икрой.

Строительство завода, технический проект которого был разработан американской фирмой «Баджер и сыновья», шло в нелегких условиях военного времени. В 1946 году стройка завершилась. А. Н. Сканави устроился сначала на прокладку газопровода Саратов — Москва, потом работал на строительстве автовокзала в городе Кутаиси Грузинской ССР.

Как можно судить, за эти 5 лет Александру Николаевичу довелось посетить около десятка городов в разных частях страны, принять участие в строительстве самых разных объектов, вживую познакомиться с организацией строительных работ, применяемыми технологиями, основными проблемами, ошибками и путями их исправления, накопить богатый опыт, который позже стал основой успешной деятельности А. Н. Сканави как ученого и преподавателя.

Эпоха МИСИ

А. Н. Сканави вернулся в МИСИ вскоре после окончания войны. В 1946 году он поступил в аспирантуру, спустя 4 года успешно защитил кандидатскую диссертацию, посвященную конструкции, расчету и применению конвекторов. Далее занимался проектной работой в должности начальника бюро и главного инженера сектора управления проектирования МГУ УСДС (позже Главвысотстроя), главного инженера сектора и главного специалиста института «Моспроект-1» ГлавАПУ.

В последующие два десятка лет А. Н. Сканави участвовал в проектировании и строительстве зданий МГУ, МИСИ, МЭИ, административного здания в Зарядье, гостиниц «Россия», «Минск», «Националь» и «Белград», институтов «Гидропроект», хирургии им. Вишневского, телецентра в Останкине, других объектов самого разного масштаба и назначения.

С января 1954 года Александр Николаевич Сканави стал совмещать производственную и педагогическую деятельность, начав преподавать на кафедре «Отопление и вентиляция» МИСИ им. В. В. Куйбышева (позже МГСУ). В стенах МИСИ он прошел путь от студента до профессора и подготовил большое количество высококвалифицированных инженеров и научных работников в области теплогазоснабжения и вентиляции, долгое время был заместителем заведующего кафедрой по учебно-методической работе.

А. Н. Сканави обладал фундаментальными теоретическими знаниями и богатым опытом практической работы. Студенты затаив дыхание слушали лекции, в которых он всегда рассказывал о том, как преподаваемая им теория применяется на практике. Коллеги же, специалисты разного уровня, высоко ценили мнение А. Н. Сканави по различным профессиональным вопросам.

А. Н. Сканави автор более 60 печатных трудов и изобретений, в том числе основополагающих учебников и монографий по системам отопления зданий различного назначения. Среди них наиболее известны «Конструирование и расчет систем водяного и воздушного отопления», учебник «Отопление» для техникумов, а также учебник «Отопление» для высших учебных заведений, где Александр Николаевич выступил в роли соавтора. Кроме того, он принимал участие в написании энциклопедии «Инженерное оборудование зданий и сооружений» и справочника проектировщика «Внутренние санитарно-технические устройства».

«Мне кажется, ошибка в третьем знаке…»

Нет людей, которые бы не говорили об Александре Николаевиче в превосходной степени. Это была уникальная, выдающаяся личность кристальной порядочности. В советские годы это был едва ли не единственный преподаватель, который даже с первокурсниками общался исключительно на «вы». Он подавал настолько хороший пример молодому поколению, что на личные консультации с ним студенты не могли прийти иначе как при параде — в пиджаке и галстуке. Александр Николаевич никогда не повышал голоса, казалось, что он просто не умел кричать.

Его основной специализацией были системы отопления. Он — основоположник теории центрального отопления зданий, первый разработчик типовых учебных программ. По его учебникам, без преувеличения, учится весь мир. Курс лекций по отоплению, который он читал в МИСИ, был выверен до каждой буквы, фразы, цифры, аргументирован и методичен. По признанию его учеников, ныне опытнейших специалистов в строительстве, курс Сканави — лучший в своем роде: ни добавить, ни убавить.

На экзаменах Сканави был не в силах поставить студенту отметку, которую, быть может, тот и заслужил по итогам семестра, но до которой не дотянул при ответе на билет. Зато после экзамена он мог предложить студенту пересдать экзамен, подготовившись лучше. По первым двум-трем фразам в ответе Александр Николаевич сразу понимал, знает ли студент материал и где его слабые места.

А. Н. Сканави наизусть знал формулы и значения констант, прекрасно считал в уме. В одной из работ студенты решили схалтурить, выполнив полноценные расчеты теплопотерь лишь для первой и последней третей списка помещений. Среднюю часть они проинтерполировали, чтобы значения примерно походили на правильные. Но каково же было их удивление, когда Александр Николаевич остро заточенным карандашом после беглого осмотра таблицы выделил среднюю ее часть со словами: «Мне кажется, вот здесь, в третьем знаке, у вас ошибка». И в этой фразе весь Сканави — интеллигентный, вежливый, исключительно деликатный и неопровержимо точный.

16 августа 2001 года Александра Николаевича не стало, но коллеги и ученики помнят его по сей день, отдавая дань заслугам своего учителя. Пользуются спросом и его учебники — по ним до сих пор обучают студентов. Их обновляют и переиздают, оставляя фамилию Сканави первой в списке авторов. «Свое участие в работе по переизданию настоящего учебника я посвящаю светлой памяти моего учителя и наставника профессора Александра Николаевича Сканави», — гласит эпиграф к учебнику А. Н. Сканави «Отопление», переизданному и дополненному в 2002 году Л. М. Маховым.

Источники

1. Мой отец / М. Н. Сканави-Строева; публ. и примеч. А. Строева // Театр. — 2006. — № 4.

2. Московский государственный строительный университет. Факультет «Теплогазоснабжение и вентиляция». Исторический очерк к 75-летию факультета / под общ. ред. Ю. Я. Кувшинова. — 2003.

3. Воспоминания очевидцев.

Юрий Хомутский, технический редактор журнала «Мир климата»

За помощь в подготовке материала автор выражает особую благодарность Алексею Владимировичу Бусахину и Виктору Андреевичу Жиле.

Уважаемые читатели! Если вы хотите поделиться воспоминаниями о людях, стоявших у истоков нашей специальности и внесших значительный вклад в ее развитие, присылайте свои истории в редакцию журнала «Мир климата». Мы опубликуем их в ближайших выпусках в рамках рубрики «История в лицах».

Предыдущая статьяНовые решения в Daikin VRV IV+
Следующая статьяЭнергоэффективные ЦОД: взгляд со стороны климатехника

Решение года